юридическая защита от преследования и дискриминации

Комментарии к информационному сообщению от 28 декабря 2016 года


Отмена красного уведомления

Мое сообщение об исключении оппозиционного политика из Кыргызстана вызвало определенный интерес в этом Среднеазиатском государстве. Начали поступать многочисленные запросы о комментариях, в том числе от ряда СМИ. В связи с рождественскими выходными я не могут оперативно ответить на каждый из них. Но, учитывая общественный резонанс, публикую нижеследующее разъяснение:


------------------


В настоящее время специализацией моей юридической практики являются вопросы защиты прав человека от незаконного (в первую очередь, политически мотивированного) преследования и дискриминации со стороны различных авторитарных режимов и диктатур. Такое преследование зачастую производится путем неправомерных уголовных процедур с использованием международного розыска по линии Интерпола.


Юридическая защита от этого основывается, в первую очередь, на институтах убежища, включая запрос статуса беженца в безопасных демократических государствах со стабильной правовой системой. Исходя из норм Женевской Конвенции 1951 года, лицо, признанное беженцем, не может выдаваться преследующему его государству ни при каких обстоятельствах. Это требование распространяется на все страны, которые стали участниками этой конвенции.


К сожалению, долгое время эта основополагающая международно-правовая гарантия неприкосновенности беженцев вступала в противоречие с политикой и практикой Международной полицейской организации Интерпол. Они оставляли политических беженцев в своей розыскном базе, ссылаясь на то, что эта институция ведет лишь базу данных. А арестовывать или отпускать беженцев решает каждое конкретное государство, на территории которого беженец обнаружен.


Понятно, что такая позиция Интерпола вступала в прямое противоречие, как с упомянутыми международными обязательствами его участников, так и нормативными актами самого Интерпола. В частности, статья 3 его Конституции запрещает международным полицейским участие в любом политическом преследовании, а статья 2 требует от них жесткого соблюдения Всеобщей декларации прав человека, в том числе права на убежище.


Но долгая и кропотливая работа многих юристов и правозащитников позволила кардинально изменить ситуацию. Политики Интерпола были скорректированы и беженцы получили полноценную защиту от их незаконного преследования с недобросовестным использованием инструментария данной полицейской институции. В этом я вижу и свою скромную заслугу, так как занимался данным вопросом более четырех лет. Конечно, я не буду детально раскрывать методику и юридические формы отмены так называемых Red Notice (красных уведомлений, то есть розыскных ордеров) Интерпола на политических беженцев. Этой мой адвокатский бизнес и заработок. Скажу лишь, что сейчас могу с некоторыми допущениями гарантировать положительный результат практически всем политическим беженцам, которые обратятся ко мне за юридическими услугами.


Во избежание кривотолков сразу же скажу, в число моих клиентов ни один из членов семьи Бакиевых не входит. Персональные данные клиентов раскрывать я не имею права по соображениям обязательств по соблюдению адвокатской тайны. Отмечу, что моими юридическими услугами пользуются не только жертвы преследования из Кыргызстана, но и клиенты из России, Казахстана, Узбекистана, Афганистана, Сирии, Турции и других. Никакой сенсации в этом искать не стоит. Это моя работа. Мне это интересно с профессиональной и научной точки зрения.


https://www.facebook.com/a.jelisejevs/posts/1818757691671506:0

Подробная информация о моих юридических услугах по защите жертв противоправного политически мотивированного преследования с использованием систем Интерпола здесь.







Недавние публикации

Архив

Мы в соцсетях

  • Grey Facebook Icon
  • Grey Twitter Icon
  • Grey LinkedIn Icon