УБЕЖИЩЕ 

И ИММИГРАЦИЯ

Преследование по политическим, социальным, религиозным и иным дискриминационным мотивам стало нормой для современных авторитарных режимов и диктатур. Противоправно используя полномочия суверенного государства и применяя физическое и моральное насилие, власти многих стран и государственные чиновники различного уровня расправляются со своими политическими оппонентами, сводят счеты с экономическими конкурентами, отбирают имущество и бизнес, а также преследуют целые социальные, религиозные и этнические группы. Военная агрессия со стороны таких режимов, захват ими сопредельных территорий, организуемые государственные перевороты и гражданские столкновения также лишают людей возможности оставаться в государствах своего рождения и гражданства. Зачастую постоянное или временное убежище в безлопастной демократической стране со стабильной правовой системой становится единственной возможностью сохранить жизнь, здоровье и свободу. 

 

Латвия, в этом смысле, является уникальным местом для защиты от преследования, где соблюдаются все международные стандарты убежища, но в то же время существует дружественная ментальная среда для беженцев из стран бывшего СССР. Количественно небольшое число ищущих и получающих здесь убежище лиц способствует индивидуальному подходу латвийских властей к каждой конкретной ситуации, что позволяет предоставить полноценную защиту жертвам дискриминационного преследования, но при этом отсеять экономических мигрантов и других злоупотребляющих данным правозащитным механизмом персон. С учетом этих особенностей латвийской системы защиты и убежища участие профессионального опытного юриста во всех процедурах запроса убежища крайне необходимо, поскольку позволяет избежать множества ошибок и многократно увеличивает шансы на успех.

 

Около десяти процентов лиц, получивших в Латвии статус беженца, пользовались моей юридической помощью, и до сегодняшнего дня в отношении моих клиентов не было ни одного отрицательного решения об отказе в предоставлении им убежища. Наши власти активно поддерживают интеграцию беженцев в латвийское общество, включая возможности скорейшей натурализации (получения гражданства), что также является предметом моих юридических услуг. В менее опасных ситуациях предоставляется правовое содействие в получении временного или постоянного вида на жительство, а в особых случаях предлагается адвокатская помощь в получении убежища в других странах Европейского Союза. 

ИНТЕРПОЛ И ЭКСТРАДИЦИЯ

В последнее время авторитарные режимы и диктатуры всего мира чаще и циничнее используют механизмы Международной организации уголовной полиции ИНТЕРПОЛ для нейтрализации своих политических оппонентов и преследования неугодных. Несмотря на действующие в этой полицейской организации жесткие запретительные нормы и внутренние контрольные механизмы, указанные тенденции приобрели поистине угрожающий характер. Даже парламентская ассамблея ОБСЕ в Стамбульской декларации  (29 июня – 3 июля 2013 года) призвала Интерпол улучшить свои надзорные механизмы «по выявлению попыток ненадлежащего использования его систем государствами-участниками ОБСЕ, судебные системы которых не соответствуют международным стандартам», а также обеспечить «несправедливо обвиняемым по политическим мотивам лицам возможности для оперативного информирования о попытках злоупотребления системой Интерпола и их пресечения».

Количество помещаемых в базы данных Интерпола красных уведомлений на правозащитников, политических оппонентов и личных врагов диктаторов и авторитарных режимов из года в год растет. В розыске Интерпола оказываются лица, официально получившие статус беженцев или политическое убежище в третьих странах, чем прямо нарушается пункт 1 статьи 33 Женевской конвенции ООН о статусе беженцев от 28 июля 1951 года. Во всех таких случаях Генеральный Секретариат Интерпола скромно заявляет, что эта полицейская организация занимается только информационными процедурами международного распространения национальных ордеров на розыск и не имеет полномочий влиять на решение каждого государства-члена принимать или отказывать в исполнении просьбы об аресте по каждому конкретному делу. При этом, умалчивается, что в соответствии со статьей 82 Правил об обработке данных Интерпола (Резолюция № AG-2011-RES-07) красное уведомление (Red Notice) публикуется Интерполом по запросу национальных бюро или международных организаций для уголовного преследования и расследования с тем, чтобы определить местонахождение разыскиваемого лица с его задержанием, арестом или ограничением передвижения для целей экстрадиции, выдачи или иных аналогичных действий. Таким образом, по умолчанию для каждого государства-участника существует обязанность не самостоятельно анализировать данные международной розыскной базы данных, а принимать их к исполнению. Выяснение же конкретных обстоятельств, политической мотивации и данных о персоне производится только в момент ее обнаружения и задержания в каждом государстве, что уже само по себе является нарушением прав человека. Если такое государство игнорирует международное правозащитное законодательство, то последствия распространения розыскных данных на политически, религиозно или социально преследуемое лицо становятся катастрофичными. 

 

Ситуация усугубляется наднациональным статусом Интерпола и его иммунитетом от любого судебного преследования, в том числе международного. Следовательно, обжалование действий Интерпола в какую-либо судебную инстанцию просто запрещено. Существует единственна возможность - обратиться в его внутреннюю Комиссию по контролю за файлами - CCA, успешная работа с которой требует некоторого специфического опыта. В мире существует достаточно небольшое количество профессиональных адвокатов, обладающих знаниями и практикой по защите персон, которые необоснованно преследуются по линии Интерпола.  

 

В то же время моей специализацией является юридическая помощь жертвам нарушений прав человека и необоснованной дискриминации в вопросах их защиты от противоправного преследования с использованием механизмов Интерпола, включая отмену красных уведомлений и удаление данных о персоне из базы данных этой международной полицейской организации. В моей практике имеется значительное количество дел по обжалованию розыска Интерпола, подавляющее большинство которых увенчались успехом и привели к безоговорочному аннулированию ордеров на розыск и арест моих клиентов с полным изъятием всей информации о них из файлов Интерпола. В ряде случаях приходится защищать необоснованно преследуемых лиц от незаконно запрошенной экстрадиции или же иных межгосударственных процедур правовой помощи по уголовным делам, что также входит в мою компетенцию.

ПРАВА 

ЧЕЛОВЕКА

ЗАЩИТА 

ИНВЕСТИЦИЙ

Зачастую истинной причиной политически, социально или даже религиозно и этнически мотивированного преследования является намерение авторитарных государств или же отдельных чиновников и приближенных к ним персон захватить чужую собственность, незаконно отобрать бизнес, лишить жертву ее инвестиций или, как минимум, заставить поделиться с коррумпированными властями долей предпринимательского дохода и активов. Лишая инвестора свободы, угрожая ему расправой или выдворяя за пределы государства, заинтересованные лица беспрепятственно завладевают его имуществом. Применяя весь репрессивный инструментарий и формальные юридические процедуры, интересанты ставят инвестора в практически безвыходное положение, обрекая либо на полный отказ от сколь-нибудь значимой борьбы за свою собственность и бизнес, либо на длительные и дорогостоящие внутренние судебные процедуры с предопределённым отрицательным результатом. Под прикрытием своего суверенного иммунитета от иностранного судебного преследования такие режимы чувствуют себя абсолютно безнаказанно. 

Тем не менее, в результате развития современной межгосударственной кооперации все же удалось выработать инструментарий и механизмы защиты инвестиций от незаконного посягательства и нарушений со стороны подобных правительств. Правозащитная международная система строится, в первую очередь, на разнообразных процедурах третейского судебного разбирательства и коммерческого арбитража. Общим фундаментом для таких процедур являются всевозможные формы отказа государств от своего судебного иммунитета в пользу постоянных или временных институций международного правосудия. Такой отказ может содержаться во внутреннем законодательстве отдельных государств, устанавливаться межгосударственными соглашениями о взаимной защите инвестиций, возникать из различных универсальных или специальных конвенций и многосторонних договоров, а также оформляться иным образом. Все это открывает определенные возможности для защиты прав пострадавших от преследования и дискриминации инвесторов.

 

Таким образом, можно констатировать, что полноценная и эффективная защита интересов и прав жертв политически мотивированного или основанного на иных дискриминационных основаниях преследования, как правило, невозможна без юридической помощи в восстановлении нарушенных инвестиционных прав и требования компенсации за незаконно отобранное имущество или бизнес. Поэтому в мою практику входят юридические услуги по защите интересов жертв преследования бизнеса, экспроприации инвестиций и экономической дискриминации в международных арбитражах и третейских судах, включая трибунал UNCITRAL, международный центр по урегулированию инвестиционных споров ICSID, третейские суда при различных торгово-промышленных палатах, а также национальные судебные и арбитражные институции правосудных юрисдикций. 

 

Успешность моей работы обуславливается еще и тем, что в мой профессиональный опыт входит также работа на одно из подобных упомянутым выше правительств, связанная как раз с урегулированием инвестиционных споров с иностранными инвесторами. Это позволяет мне при оказании юридических услуг адекватно оценивать возможные шаги своих оппонентов, выстраивая стратегию и тактику защиты с учетом понимания их мотивации и возможных внутренних противоречий. Такой подход многократно увеличивает шансы на успех во всех арбитражных, третейских и судебных процедурах против авторитарных и диктаторских режимов, а также в процессе возможных переговорах об урегулировании инвестиционных споров с ними.

В тех случаях, когда нарушителями основополагающих прав и свобод человека становятся авторитарные государства или их отдельные представители, рассчитывать на внутригосударственные механизмы правовой защиты или суверенную систему правосудия не приходится. Более того, правоохранительные органы и суды таких государств чаще всего сами являются преследователями и дискриминирующими инструментами. Используя властные полномочия суверена и государственный иммунитет, чиновники таких стран не просто нарушают гражданские и политические права жертв преследования, но зачастую вообще лишают их правосубъектности, выводя за рамки юридической системы. Незаконное лишение свободы, произвольные аресты, пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, нарушение презумпции невиновности, отказ в доступе к независимому, беспристрастному и справедливому суду, нарушение прав на жилище и собственность, посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию, различного рода дискриминация и даже произвольное лишение жизни практикуются авторитарными режимами достаточно часто. При таких обстоятельствах обращение за защитой в международные судебные или правозащитные институции может оказаться единственной возможностью спастись от этих угроз и нарушений. 

 

За свою новейшую историю цивилизованное мировое сообщество выработало действенный инструментарий по наднациональной защите прав человека, включая структуры Организации Объединённых Наций - Комитет по правам человека, иные договорные органы ООН, а также Совет по правам человека и его специальные докладчики в рамках страновых и предметных мандатов. Противоправные действия государств-участников Совета Европы могут быть оспорены в Европейский суд по правам человека, а других стран – в иные региональные правозащитные и судебные инстанции. В то же время, значительное количество жалоб, достаточно запутанная процедура рассмотрения дел с множеством процессуальных нюансов, а также прецедентный характер  правоприменительной практики создает серьезные трудности и препятствия в самостоятельной реализации прав жертв нарушений на судебную защиту. Все указанные проблемы успешно и эффективно преодолеваются, если к участию в деле привлекается профессиональный адвокат, специализирующийся в области защиты прав человека. 

 

Именно такой профессиональный подход в сочетании с многолетним опытом гарантируется всем клиентам при обращении в мою юридическую практику. Правильное использование межгосударственных и международных правозащитных механизмов, а также возможностей надгосударственного правосудия позволяют добиться реальных успехов в деле восстановления нарушенных прав человека, эффективно защищаться от противоправного преследования и успешно бороться с дискриминацией. 

ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

защита жертв преследования бизнеса, экспроприации инвестиций и экономической дискриминации в международных арбитражах и третейских судах, включая трибуналы UNCITRAL, центр ICSID, третейские суды при ТТП, а также национальные судебные, арбитражные и третейские институции    

юридическая помощь и правовая защита по вопросам получения статуса беженца, альтернативного статуса, политического убежища, временного или постоянного вида на жительство, натурализации и других механизмов защиты в Латвийской Республике и других странах Европейского Союза

подготовка материалов защиты и представление интересов жертв нарушений в Комитете по правам человека Организации Объединенных Наций и Европейском Суде по правам человека, а также защита в рамках мандатов специальных докладчиков и других институций ООН по правам человека

защита жертв необоснованного преследования Международной организацией уголовной полиции ИНТЕРПОЛ, включая отмену красных уведомлений (ордеров), удаление данных о персоне из файлов ИНТЕРПОЛ, прекращение розыска и защита от незаконной экстрадиции

ЭКСПЕРТИЗА

И КОНСУЛЬТАЦИИ

правовая и судебная экспертиза, подготовка юридических заключений и предоставление консультаций по различным отраслям права и вопросам правоприменения стран СНГ, включая гражданское право и процесс, горное и банковское право, уголовное право и процесс

Используя свое высшее юридическое образование, навыки научной и преподавательской деятельности и многолетний опыт успешной адвокатской практики в странах Центральной Азии и России, я оказываю различные консалтинговые услуги по вопросам права стран Содружества Независимых Государств. Я имею лицензию на право осуществления адвокатской практики, что предоставляет мне полномочия защищать клиентов в уголовном, гражданском, административном и конституционном процессах. Кроме того, я достаточно продолжительное время работал в коммерческих банках на руководящих должностях в менеджменте и совете директоров. Входил в состав высших органов управления золотодобывающих компаний, включая транснациональные публичные корпорации. Данный опыт позволяет мне также проводить различные правовые экспертизы по обозначенным выше сферам, в том числе для судов и правоохранительных институций зарубежных юрисдикций, а также составлять соответствующие юридические заключения. 

юридическая защита от преследования и дискриминации